«Одинокие» родители

Ряд юристов полагает, что услугами суррогатных матерей в России могут воспользоваться лишь официально зарегистрированные в органах ЗАГС супружеские пары. Это не так. При  наличии установленных медицинских показаний к суррогатному материнству может прибегнуть любая совершеннолетняя женщина детородного женщина вне зависимости от своего супружеского статуса.

Россия является одной из стран, где закон защищает право каждой женщины на материнство вне зависимости от её супружеского статуса, а также наличия или отсутствия партнёра. В ст. 35 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, говорится: "Каждая совершеннолетняя женщина детородного возраста имеет право на искусственное оплодотворение и имплантацию эмбриона. Искусственное оплодотворение женщины и имплантация эмбриона осуществляются в учреждениях, получивших лицензию на медицинскую деятельность, при наличии письменного согласия одинокой женщины. Сведения о проведённых искусственном оплодотворении и имплантации эмбриона, а также о личности донора составляют врачебную тайну".

Таким образом, супружеский статус при реализации репродуктивных программ при помощи ВРТ в России значения не имеет, так как при реализации своей репродуктивной программы женщина может выступить в роли единственного пациента, решив вопрос с отцовством позднее по собственному усмотрению, как это и предполагает действующий Семейный Кодекс РФ. Единственным ограничителем является возраст  - женщина должна быть совершеннолетней, т.е. не младше 18 лет и «детородного» возраста. Очевидно, что законодатель понимает под этим возраст, в котором физически можно выносить и родить ребёнка. Последние достижения ВРТ, когда матерями становятся женщины весьма преклонного возраста, делают это ограничение в России весьма условным.

Отказ в реализации законного права на материнство и в регистрации «суррогатных» детей неправомерен и может и должен быть оспорен в судебном порядке. Первые положительные прецеденты такого рода в нашей стране уже созданы.

Летом 2008 года в Краснодаре у 45-летней женщины, не состоящей в браке, родилась «суррогатная» дочка. Работники Прикубанского районного ЗАГСа несмотря на то, что сурмама подписала все установленные законом документы, отказались регистрировать ребёнка на единственную родительницу, утверждая, что законной матерью девочки является выносившая и родившая её суррогатная мама. В качестве «компромисса» заказчице суррогатной программы предложили «усыновить» собственного ребёнка. По рекомендации юристов она подала иск об установлении материнства в суд. Но конфликт был решён в досудебном порядке. Судья Прикубанского районного суда Елена Бережинская, занимавшаяся этим делом, специально обратила внимание работников ЗАГСа на то, что своими действиями они нарушают закон. Она особо отметила, что «нужно подходить к делу исходя не из буквы, а духа закона и соблюдать интересы матери и ребёнка, а не работать по принципу «как бы чего не вышло». ЗАГС признал истицу законной матерью ребёнка, не дожидаясь официального судебного решения.

Весной 2009 года 35-летняя, никогда не состоявшая в браке жительница Петербурга стала матерью. Ничем, вроде бы, непримечательная история – поздние роды случаются всё чаще, а порядка 30% российских рожениц не состоят в браке. Особенность ситуации состояла в том, что ребёнка вынашивала суррогатная мать, а проходила программа с использованием индивидуального донора спермы

По рождении ребёнка сурмама  дала своё согласие на запись генетической матери в книгу записей рождений. Однако, при регистрации ребёнка возникли проблемы. ЗАГС Калининского района С.-Петербурга отказал в регистрации мальчика мотивировав это тем, что действующим семейным законодательством РФ порядок регистрации ребенка, рожденного путём суррогатного материнства,  для одинокой матери не предусмотрен, а программа суррогатного материнства в соответствии с п. 7 приказа Минздрава РФ от 26.02.2003 года №67 предусмотрена, якобы, лишь для супружеских пар.

Эта ситуация была разрешена в судебном порядке. В своём решении по этому делу Калининский районный суд С.-Петербурга указал, что в соответствии с уже цитировавшейся выше ст. 35 основ законодательства РФ об охране здоровья граждан одинокая женщина имеет равные с женщинами, состоящими в браке, права на реализацию функции материнства.

Судом также было однозначно установлено, что в иных нормах, касающихся здравоохранения и планирования семьи отсутствуют какие-либо запреты или ограничения относительно возможности для женщины, не состоящей в браке, реализовать себя как мать. Суд особо отметил, что ссылки представителя ЗАГС на п. 7 приказа Минздрава РФ от 26.02.2003 года №67 «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия» несостоятельны, т.к. первый абзац упомянутого пункта указывает на то, что правовые аспекты суррогатного материнства определены иными нормами действующего  законодательства, т.е. 67 приказ Минздрава не регулирует никакие правовые вопросы, связанные с суррогатным материнством.

Суд указал, что пункт 4 ст. 51 СК РФ предусматривает только частный, один из нескольких возможный случаев  -  случай регистрации рождения ребенка, родившегося в результате реализации программы суррогатного материнства для лиц, состоящих в браке: «Лица, состоящие в браке и давшие своё согласие в письменной форме на применении метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона, в случае рождения у них ребенка в результате применения этих методов записываются его родителями в книге записей рождения. Лица, состоящие в браке между собой и давшие своё согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщины в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родивший ребенка (суррогатной матери)».

Судья Анна Корчагина, вынесшая это решение, отметила, что органы ЗАГС ошибочно применяют данную частную норму (п. 4 ст. 51 СК РФ) как общую, делая из неё вывод о невозможности участия в программе суррогатного материнства для женщины, не состоящей в зарегистрированном браке. Суд справедливо указал на то, что такое истолкование законодательства нарушает права граждан, установленными статьями 38, 45, 55 действующей Конституции Российской Федерации.

Суд особо указал на то, что заявление суррогатной матери лишь подтверждает, что она сама не претендует на то, что бы быть зарегистрированной матерью ребенка, рождённого в результате программы суррогатного материнства. К гарантии прав суррогатной матери и сводится абзац 2 пункта 4 ст. 51 Семейного кодекса.

Суд поставил точку и в давней дискуссии на тему возможности реализации совместной программы суррогатного материнства родителями, не состоящими в браке. Согласно решению суда, позиция органов ЗАГС противоречит ст.12 СК РФ, предусматривающей в качестве обязательного условия вступления в брак взаимное добровольное согласие мужчины и женщины, вступающих в брак, вынуждая генетических родителей регистрировать брак при отсутствии к этому взаимного желания.

Из текста п. 4 ст. 51 Семейного кодекса РФ действительно не следует, что пара, прибегающая к услугам суррогатной матери, должна состоять в браке. Супружество устанавливается законом лишь в качестве одного из условий осуществления записи родителей в книге записей рождений по рождении ребёнка, но никак не обязательного условия начала программы суррогатного материнства в клинике репродукции. В любом случае данное ограничение неуместно, так как никакой закон не может обязывать людей вступать в брак или же ограничивать их естественное право иметь общего ребёнка, не вступая в брак.

Яндекс цитирования